be en ru
О судьбе, творчестве и мечте борисовской поэтессы Светланы Смольской
4 декабря 2021
Культура

О судьбе, творчестве и мечте борисовской поэтессы Светланы Смольской

Судьбу борисовской поэтессы Светланы Смольской легкой не назовешь: ребенок войны, малолетняя узница, сирота. Да и потом, когда была уже в возрасте, жизнь преподносила женщине не всегда приятные сюрпризы. Но это ее не озлобило, а, наоборот, закалило. В творчестве борисовчанки столько тепла, добра и света!

Набираю номер телефона. На другом конце провода приятный голос говорит: «Минуточку. Только сделаю тише музыку». Пока беседуем, на заднем плане звучат хиты Робертино Лоретти, Валентины Толкуновой, Дмитрия Хворостовского, шансон.

…Я начинаю день с музыки и зарядки. Этим поднимаю себе настроение. Сын подарил мне радиоприемник и записал на флешку мои любимые мелодии. Из-за ковида с соседями, родными стали общаться меньше, а музыка помогает отвлечься.

Свет жизни – от бабушки

Я из учительской семьи. Мама преподавала историю, папа – географию. Бабушка работала в церковно-приходской школе. Правда, когда пришел 1917 год, отменили розги и Закон Божий, бабушка ушла из школы. А я все не могла понять: неужели она такая жестокая, раз была за розги? Но бабушка ответила, что никогда не била детей. «Порядка в школе не будет, и я работать больше не хочу», – призналась она. Ей достаточно было взгляда: сначала на шалуна, затем на розги, снова на шалуна, потом на ведерко с водичкой. И он сидел тише воды... Бабушка воспитывала только словом и убеждением. Каждая встреча с ней была как урок жизни. И вышивать, и шить, и готовить, и убирать в доме – всему меня обучила бабушка.

Кровь для фрицев

Маму я потеряла в 43-м. Мне и шести не было. Мой отец был комиссаром партизанской бригады имени Чапаева. Кто-то рассказал об этом немцам, и всех с фамилией Муравьевы забрали в концлагерь для военнопленных и мирных жителей. Под Слуцк. Оказались я, мама и маленькая сестренка Лариса. Почти два года провели там. Ларисочку убили на глазах у мамы. Малышке еще и года не было. Таким образом маму хотели заставить рассказать, где отец.

Потом детей отделили от родителей. Для чего? У некоторых брали кровь для фрицев. И давали таблеточку сахарина, стакан чаю и кусочек белого хлеба… с ладошку. А после процедуры заставляли быстро ходить вокруг барака, чтобы кровь появлялась. Нас не били. Только кричали. Каждое утро я смотрела в маленькое окошечко, как мама идет на работу. А однажды я ее не увидела. Думала, что просто пропустила.

Мама исчезла

А потом пришла женщина и позвала меня попрощаться с мамой. Меня вели через длинный коридор. В углу, укрученная в ватное одеяло, лежала моя мама. Я поцеловала ее. Она была холодная. Наверное, замерзла и уснула, тогда решила я. Сняла кофточку, накрыла ее. Еще раз поцеловала и ушла, чтобы не мешать спать. А утром мамы там уже не было. Только моя кофточка. Вот тогда у меня началась истерика… Больше маму я не видела. И как она погибла, не знаю.

Грязная, вшивая и… одна

Из лагеря нас вывезли советские солдаты и доставили в деревню Турки под Ляховичами. Местные меня не хотели брать. Какая я помощница? Потом пришла Мария и повела меня за собой. Я была грязная, вшивая, с коростой на голове.

Она отмыла меня, переодела, помазала чем-то мои волосы и корку на голове. Дала большую кружку молока и кусочек хлеба. Вкуснее в жизни больше ничего не пробовала. В чистоте и сытости я впервые за два года глубоко уснула.

Через некоторое время меня забрали папины родственники. Жили мы в землянке. Я была у них шестым ребенком. Спала за печкой. В туалет на улицу бегала босиком, потому что обуви не было. Отец нашел меня только в 45-м. Приехал за мной и увез в Минск. Он меня и воспитывал, женился, только когда я уже поступила в педагогическое училище. Он, кстати, работал в Министерстве просвещения инспектором школ. И именно папа настоял, чтобы я связала свою жизнь с образованием, как мама. А я мечтала о журналистике. Писала статьи, очерки, заметки в «Пионерскую правду», «Зорьку», «Пионер Белоруссии». Но как я могла пойти против него?

С тремя детьми на руках

Я училась в Минском педучилище. Но его закрыли, последний курс заканчивала уже в Борисове. Там и познакомилась со своим будущим супругом. Прожили мы вместе 10 лет, он умер. Я осталась одна с тремя детьми.

В школе мест по специальности не было, и меня временно взяли воспитателем в детский сад. В результате «временно» продлилось до пенсии. Хотя в школе я тоже поработала. Правда, уже будучи на заслуженном отдыхе. 13 лет вела белорусский язык и литературу в школах Борисова. А еще все годы была внештатным корреспондентом во многих газетах и журналах страны: «Адзінстве», «Настаўніцкай газеце», «Звяздзе», «Советской Белоруссии», «Мінскай праўдзе» и др. Писала много. О воспитании, людях, семье. Это был дополнительный заработок. Воспитательская зарплата ведь небольшая.

О поэзии

Стихи сочинять я начала еще в детстве. Сначала рифмованные дразнилки. Потом эпиграммы. Все время пыталась кого-то задеть. Колючая девочка была. В юности стала писать о любви. А потом обо всем – семье, родине, любимом городе, о войне, маме… Первый сборник «Нежность» посвятила детям и семье, его напечатал мой ученик. Второй – «Разговор о вечном» – в виде альманаха издали уже в колледже, куда меня часто приглашали выступать и читать стихи. Он был посвящен студентам, преподавателям, учебному заведению. «Воспоминания» – первый печатный сборник, его мне подарили мои дети. Потом были «Вечные истины», «Пусть Господь благословляет все дела твои», «Спасибо, мама, что ты была». Все сборники вышли тиражом по 100 штук. И почти все разошлись по школам или среди знакомых. Еще у меня около 700 стихов, но средств, чтобы издать их, нет.

О мечте

Мне 84 года, я девушка совсем преклонных лет. Богатая и счастливая, несмотря на пережитые трудности. У меня трое детей, 9 внуков и 9 правнуков. Я всегда старалась быть оптимистом и показывать пример своим детям, учила их только хорошему. На жизненной дороге мне встречались чудесные люди, которым я чрезмерно благодарна за поддержку, за тот свет, который они излучали. Это и Татьяна Черникова, и Регина Ермаченок, Людмила Бачило и Нина Тимохова, Галина Новик и Зоя Кранцевич. О чем мечтаю? Чаще встречаться с родными. Жизнь разбросала их по всему бывшему Союзу. Хотелось бы побывать на самых хороших мероприятиях у своих внуков и правнуков: на свадьбах у девочек, на проводах в армию у мальчиков.

Записала Анна МЕРКУШЕВИЧ,
фото Юрия АБРОСЬКИНА

Стихи Светланы Смольской

Боль моя

Я думала, что боль уйдет,
Затянутся годами злые раны…
Боль не уходит, крепко жжет,
И душу холодят весенние туманы.
Я думала, что память потускнеет…
И прошлое уйдет в небытие…
Я ошибалась, память не стареет…
И воскрешает пламенем сознание мое.
Как я хочу из жизни вычеркнуть страницы…
Которые покоя не дают…
И сердце, словно раненая птица,
Из клетки рвется и в окно летит…

Я хочу быть ангелом

Я хочу быть ангелом,
Ангелом мечты.
Я хочу быть ангелом
В мире доброты.
Крошкой белым ангелом
Над людьми порхать.
И с прекрасным ангелом
В небе побывать.
Я хочу быть ангелом,
Ангелом весны.
Я хочу быть ангелом
В мире доброты.
Чтобы люди видели
Солнца светлый луч.
Чтобы ненавидели
Зло коварных туч.
Я хочу быть ангелом,
Ангелом всего,
Позовите только –
Я приду на зов!

Барысаў

Старажытны светлы горад,
Мой Барысаў дарагі!
Ты з гісторыяй гамоніш
Ля Бярэзіны – ракі.
Больш 900 гадоў стаіш –
Мужны, слаўны горад!
Ты заўжды быў малады,
Як былінны волат.
Вуліцы розныя ў горадзе нашым,
Назвы ім людзі далі:
Лапаціна, Яраша, Люсі Чалоўскай
Значнай падзеяй ішлі па жыцці.
Людзі прыгожыя працай сваёю
У горадзе нашым жывуць.
Песні душэўныя, вершы выразныя
У сэрцах сваіх табе, горад, нясуць.
Светлы мой горад!
У радасці, горы –
Кроч у прасцяг!
Хай жа ўпрыгожвае
Ордэн Айчыны –
Твой пераможны сцяг!
Твой пераможны сцяг!

Короткая ссылка на новость: https://edinstvo.by/~b0I7C

Архив сайта

Перейти